А. И. Воробьев

Биография

 


Андрей Иванович Воробьев родился 1 ноября 1928 года в Москве, отец – врач, мать – биолог, оба были членами "троцкистской оппозиции": в 1936-ом году отец был расстрелян, а мать получила 10 лет – тюрьма, Колыма. Воробьев начал работать в 15 лет, окончил школу с золотой медалью в 1947-ом году и поступил в 1-ый Московский медицинский институт и в 1953-ем году с отличием закончил его по кафедре А.Л. Мясникова. Был распределен в районную больницу г. Волоколамска, где работал участковым терапевтом, патологоанатомом, заведовал поликлиникой, отвечал за районную педиатрию и детскую комнату родильного дома.

В 1956-ом году А.И. Воробьев пришел в ординатуру к профессору И.А. Кассирскому на Кафедру терапии ЦОЛИУ врачей, где почти сразу начал преподавать. С 1971-го года по настоящее время заведует Кафедрой, называемой сейчас "Гематологии и интенсивной терапии". В 1966-1974 гг. руководил клиническим отделом Института биофизики МЗ СССР. В 1968-ом году защитил докторскую диссертацию "Опухолевая прогрессия и некоторые вопросы патогенеза лейкозов", в 1984-ом году избран членом-корреспондентом, а в 1987-ом году действительным членом АМН СССР, в 2001-ом году академиком РАН. С 1987-го года по 2011-ый год директор Гематологического научного центра РАМН (ГНЦ РАМН).

В начале 60-х годов, изучая кинетику распада эритроцитов, Воробьев открыл наличие "резервной" популяции эритроцитов, увеличивающейся в ответ на резкое возрастание потребности организма в кислороде. Это открытие легло в основу методов диагностики гемолитических анемий [ссылка на работы в др. томе].

В 1964-ом году Воробьев выдвинул клоновую теорию происхождения опухолей крови и описал явление "опухолевой прогрессии" в развитии лейкозов. Работы по культивированию костного мозга позволили Воробьеву (совместно с И.Л.Чертковым) предложить в 1973-ем году принципиально новую схему кроветворения (включенную теперь во все учебники) и наметить в ней клеточные уровни возникновения опухолей. Обнаружение "резервных популяций", анализ возрастных и морфологических характеристик гемобластозов привели Воробьева к созданию "Теории смены клеточных пластов" [ссылка на работы в др. томе].

Наблюдая течение заболеваний у пациентов, подвергшихся аварийному облучению, сравнивая эффекты радиации с действием противоопухолевых препаратов, Воробьев сформулировал понятие "цитостатическая болезнь", описал патогенез лучевой болезни и создал единственную в мире систему биологической дозиметрии. Это позволило в условиях массового радиационного поражения (Чернобыль) провести точную диагностику, сортировку пострадавших и адекватную терапию. Работы по изучению последствий Чернобыльской катастрофы доказали пороговость онкогенного воздействия радиации малой мощности.

В 1972-ом году Воробьев вместе с Мариной Давыдовной Бриллиант, первыми в стране применив "тотальную терапию", вылечили детей от острого лимфобластного лейкоза, и создали программу профилактики нейролейкемии с помощью интротекального введения цитостатиков. Марина Давыдовна создала эпоху в жизни А.И., верная ученица и сподвижница, она составляла часть его существа, как бы реконструируя полноту личности по Платону.

Вместе с Таисией Владимировной Шишковой Воробьев описал дисгормональную кардиопатию особую форму поражения сердца, расценивавшуюся ранее как инфаркт миокарда.

В работах Воробьева и его школы разработана уточненная классификация опухолей лимфатической системы, учитывающая органоспецифичность, морфологию и чувствительность к цитостатикам. Основанные на ней программы терапии позволили достигнуть выдающихся успехов в лечении ряда лимфатических опухолей.

Воробьев развил в Гематологическом научном центре РАМН (до 1987-го года Центральный институт переливания крови МЗ СССР) ряд новых научных направлений и значительно расширил его клинику, где сегодня на высшем уровне осуществляется терапия критических состояний. Он создал службу помощи при острых кровотечениях, особенно актуальную в акушерской практике. Эта работа увенчалась значительным снижением смертности рожениц в России (в 2 раза) и Москве (в 4 раза). Воробьев поддержал движение за минимизацию гемотрансфузий, благодаря его усильям было остановлено производство устаревших препаратов крови, он добился запрета на переливание цельной крови и положил начало высокотехнологичному производству компонентов и препаратов крови в нашей стране.

Под руководством Андрея Ивановича сотрудники ГНЦ РАМН принимали участие в оказании помощи пострадавшим практически во всех техногенных и природных катастрофах последних десятилетий (Армянское землетрясение, Чернобыль, взрывы на железной дороге, Беслан). Воробьев разработал современные методы лечения ДВС и краш-синдрома, сформулировал принципы оказания медицинской помощи в условиях катастроф.

А.И. Воробьев блестящий преподаватель. Его лекции и семинары, посвященные гематологии, электрокардиографии, дифференциальной диагностике и интенсивной терапии сделали его учителем нескольких поколений гематологов страны. Его утренние конференции пробуждают исследователей и подвижников медицины. Занятия по микроскопии, проводимые Воробьевым, потрясают врачебные души.

Ни один пациент, вошедший в кабинет Воробьева, не выйдет оттуда без полного осмотра, включающего пальпацию, перкуссию и аускультацию, без разговора, в котором обязательно прозвучит вопрос: "А на что ВЫ жалуетесь?", без паузы, когда доктор напряженно думает и одновременно ждет – не хочет ли больной что-то добавить. Все микропрепараты будут просмотрены Воробьевым лично, а если ординатор скажет: "Простите, Андрей Иванович, этот мы уже показывали вчера", - он ответит, – "ничего, я еще раз посмотрю". Если докладывающий доктор плохо знает пациента, Воробьев не отложит консультацию, но будет во всем разбираться сам, взяв на себя дополнительную нагрузку и ответственность.

Важнейшими чертами врача Воробьев считает сосредоточенность на пациенте, способность выделить главное и действовать немедленно, а главным недостатком – упрямство. Он всегда готов признать свою ошибку и решительно перестраивает диагноз и стратегию, если появляются новые факты или новое понимание.

В то же время никто не может заставить Воробьева помедлить, когда он уверен, что жизнь человека зависит от его решительности:

– Андрей Иванович, у нас нет для нее места!

– Она умрет!

– Андрей Иванович, мы договорились в другой больнице!

– Она умрет!

– Андрей Иванович, уже конец рабочего дня, мы не можем, нам запрещено, она нам все перезаразит…

– Она умрет, если мы не сможем помочь. Мы ее берем!


Кроме пациентов с заболеваниями крови в Гематологическом центре пытаются спасти тех, кто оказался слишком трудным для медиков других специальностей. Почему? Потому, что у всех тяжелых больных рано или поздно ухудшаются показатели крови и есть повод обратиться к гематологам. Но главное, потому что в ГНЦ РАМН работает Воробьев. Когда к Воробьеву приходят с бедой, он не ищет повода для отказа, не думает, за кого можно спрятаться – он принимает беду, как свою. Даже если беда поразила тысячи людей – у Воробьева "штучный" подход: его вклад в спасение жертв Чернобыля – сотни вылеченных, Армянского землетрясения – сотня сохраненных конечностей.

Воробьев был Министром здравоохранения в первом Правительстве РФ (1991-92 гг.). Он самоотверженно боролся за сохранение лучших черт отечественной системы здравоохранения. Воробьеву принадлежит инициатива Указа Президента (сентябрь 1992-го года) о финансировании дорогостоящих видов лечения, который  спас медицину от деградации и до сего дня поддерживает существование бесплатных для населения, высококвалифицированных медицинских услуг. Одной из главных задач, ради решения которых Воробьев согласился стать министром, было желание бороться с ужасами "русской" (со времен Николая I) тюрьмы и перевести тюремную медицину из подчинения Министерства внутренних дел в подчинение Минздрава. Огромные усилия, направленные на это, были в значительной степени уничтожены в момент увольнения Воробьева. Независимость тюремной медицины не достигнута до сих пор. Воробьев продолжает заниматься этой проблемой, собирает посвященные тюремной медицине научные конференции.

Независимый Экспертно-правовой Совет по проблемам злоупотребления психоактивными веществами, председателем которого был Воробьев, выступил за цивилизованные методы борьбы с наркоманией и добился освобождения из тюрем и снятия судимости с 36 тысяч необоснованно арестованных молодых людей.

Воробьев в годы разрухи не позволил закрыть ни одного научно-исследовательского института Минздрава, не дал приватизировать ни одной больницы. Воробьев организовал сопротивление унижению Академии наук, он написал письмо, которое всколыхнуло общественность и заставило власть отступить.

На утренней конференции Воробьев говорит: "От того, как вы здесь работаете – зависит все в мире!", и его гнев мог бы сжечь предателей и халтурщиков, теряющих больных, унижающих русский язык и культуру, застраивающих поймы рек… если бы они не были человеками.

Воробьев – врач.  Что это значит, трудно определить точнее, чем в "Медицинских принципах"  Харрисона: "Быть врачом — это самая большая на свете удача и самая тяжелая ноша. Врачу, чтобы помогать страждущим, нужны глубокие знания, профессиональное мастерство и умение сочувствовать. Пользуясь ими разумно, смиренно, но и решительно, он окажет собрату неоценимую услугу, а в себе воспитает стойкость. Не ожидая от судьбы большего, он счастлив тем, что имеет.

От врача ждут тактичности, сочувствия и понимания, ведь больной — это не симптомы, жалобы, нарушенные функции, поврежденные органы и расстроенные чувства. Это человек, исполненный страха и надежды, жаждущий утешения, помощи и ободрения. Врач понимает все, и ничто человеческое не вызывает у него отвращения. Мизантроп может научиться мастерски находить больной орган, но он никогда не станет хорошим врачом. Врач обладает поистине шекспировским видением мира, и его волнует каждый человек — мудрый и глупый, гордый и робкий, романтический герой и жалкий бродяга. Врач помогает людям".

 

СПИСОК ИЗБРАННЫХ НАУЧНЫХ РАБОТ

Воробьев А.И., Бриллиант М.Д. О разных популяциях эритроцитов при некоторых анемических состояниях. – В сб. "Вопр. биофиз., биохим. и патол. эритроцитов". Красноярск, 1961, с.226-233.

Воробьев А.И. Вопросы клоновой теории лейкозов. – "Пробл. гематол. и перелив. крови", 1965, N2, с.14-22.

Воробьев А.И., Пяткин Е.К. Опухолевая прогрессия при лейкозах и ретикулезах. – В кн.: "Генетика в гематологии". М., Медицина, 1967, с.316-327.

Воробьев А.И. Инструкция по лечению острой  лучевой  болезни. М., 1971, 31.

Воробьев А.И., Шишкова Т.В. Кардиалгии. – М., Медицина, 1973, 1998, 2005.

Воробьев А.И. Руководство по гематологии. М., Медицина, 1979, 1985, 2005.

Воробьев А.И. Справочник практического врача. – М., Медицина, 1981.

Воробьев А.И., Бриллиант М.Д., Чертков И.Л. Современная схема кроветворения и возможные мишени гемобластозов. – Тер. архив, 1981,т.53,N9.

Воробьев А.И., Бриллиант М.Д., Гогин Е.Е. Отдаленные последствия действия малых доз ионизирующей радиации на человека. – Там же, 1987, N6, стр.3-8.

Воробьев А.И. Образ болезни (к диагностике опухолей системы крови).  – Тез. докл. V Рос. съезда спец. по лаб.диагностике. Ч.1. М., 1995, стр.57.

Воробьев А.И., Кременецкая А.М., Шкловский-Корди Н.Е. Этические проблемы в современной онкологии. – Ньюдиамед, Москва, 1996.

Воробьев А.И., Домрачева Е.В., Ривкинд Н.Б., Шкловский-Корди Н.Е. Мультиаберрантные клетки у жителей территорий, загрязненных радионукллидами в результате аварии на Чернобыльской атомной станции, и участников ликвидации этой аварии. – Пробл. гематологии, 1997, №2, стр.8.

Воробьев А.И. Синдром острого диссеминированного внутрисосудистого свертывания крови в клинической практике. – Клиническая лабораторная диагностика. 1997, №5, стр.12-14.

Воробьев А.И.  История моего современника. – Клиническая геронтология, №4, 1998, стр.92-98.

Воробьев А.И, В.М. Городецкий, Н.Р. Панченков, З.М. Федер и др. Можно ли снизить материнскую смертность в России?. – Врач, 1999, №2, стр.4-7.

А.И.Воробьев, В.М.Городецкий, Е.М.Шулутко, С.А.Васильев. Монография "Острая массивная кровопотеря". Москва, 175 стр., ГЭОТАР-МЕД, 2001.

Атлас «Опухоли лимфатической системы». Под редакцией А.И.Воробьева и А.М.Кременецкой, Ньюдиамед, 2007.