Академик А. И. Воробьев

Катастрофы, тюрьма, родина

Родина



 



Министры здравоохранения – врачи и не врачи

Над страной нависал ядерный зонтик

Нижний Новгород сохранил санавиацию

Я должен проявлять особое участие к инородцам

Моя задача – проваливать закон по автономным предприятиям

Подонки считают, что народ достоин своего правительства

Члены сталинского Политбюро жили больше 90 лет

Поздравление Горбачева

Люди умирают, не попав в стационар. Управленцы и научные работники разобщены. Надо искать совместное решение.

Блохин и социальная госпитализация

В ГНЦ сменили телефоны, мы теряем больных - к нам не могут дозвониться

Как в России уничтожили производство антибиотиков

Бедственное положение инвалидов-колясочников в стране

Почему же падают самолеты? Аварийность на дорогах.

Мы не говорим, - лечение проводилось по Баркагану

Любые достижения в своей стране принимаются со злобой

Преступный капитализм, который мы строим

У медицинского учреждения нет денег на колониестимулирующий фактор. Позор.

Современная медицина и частные клиники несовместны

Письмо 10 академиков по поводу попыток клирикализации среднего образования

Против преподавания Закона божьего в школах. Об уровне преподавания

В защиту русского языка

Война
Молотов и Риббентроп. О компромиссах.
УК 22-06-01

Когда Чемберлен приехал из Мюнхена, махал бумажкой перед толпой и говорил, что привез мир, – он уже сдал Чехословакию, он привёз войну. Я это вспоминаю потому, что 60 лет назад в этот день мы услышали впервые по радио весть, которая ошеломила, а с другой стороны, всеми была ожидаема. Весь этот народ знал, кто такие немцы, фашисты, хотя строго-настрого было запрещено говорить слово “фашист”. Я стрелял в тире, в стрелковом кружке в фашиста, было такое изображение. Пришел инструктор и сказал: “не фашист, а фигура. Чтобы я этого слова больше не слышал”. Это было в 1939 году, тогда приезжал Риббентроп, обнимался с Молотовым и предлагал Гитлеру, что мы, Советский Союз, вступим в антикоминтерновский пакт. Гитлер побрезговал. Всё было на глазах. Но когда это стряслось, надо было видеть лица людей, они посерели, вся страна в один день посерела. Произошло что-то невероятное. А вместе с тем, войны могло не быть, сейчас об этом говорят. Надо помнить, в истории Англии есть одна маленькая деталь, это островное государство ни в 18, ни в 19, ни в 20 веке, ни одной революции не допустило. Они социалистов пустили к руководству, в правительство в середине 19 века. Они шли на любые компромиссы, только чтобы не было драки. Им это удавалось.

Страшная победа
УК 22-06-01

Это страшная годовщина. 60 лет назад разразилась жуткая трагедия.  Голод, холод, в Химках стоят немцы. Это ужас. Вся страна как-то собралась, и выстояла.

Я хотел вам рассказать своё ощущение в связи с этой страшной годовщиной, которая для нас с вами всё-таки закончилась победой. Честь и хвала этому народу. Поздравлять тут  нечего. Это страшная годовщина, но с другой стороны, это годовщина и нашей победы, победы разума, воли, силы и стойкости.

Поздравление с днем Победы, 2006. Я горжусь вами.
УК 06-05-06 DVD

Я вам хочу сказать, что даже сама возможность произносить такие речи для меня величайшее счастье и наслаждение. Потому что уровень квалификации этого Института таков, что я могу каждый день гордиться этой работой, каждый день. Вот вас поздравлял президент страны с не очень круглой датой, 80-летие, это ну, не 100-летие же, не 50, не 75. Что я его просил, что ли? Вы думаете, что у меня с ним такие отношения, что я звоню, – Владимир Владимирович, пришли  нам поздравление. Ничего подобного, это спонтанно. Если вас поздравляют, потому поздравляют, что ничего подобного в этой стране больше нет. Это, действительно, выдающийся Институт, это выдающиеся специалисты, которые каждое утро вынуждены выслушивать ведра помоев из уст своего директора. Ну, черт с ним, с директором, главное, что вы собой представляете. Это для меня праздник. И у нас впереди день Победы, замечательный день, исторический день, потому что на нашу голову свалилась война, к которой народ готовился давно, с первых 20-х годов, сразу, во время Гражданской войны была создана Военная Академия. Я всем напоминаю, в Военной Академии, будущей академии имени Фрунзе, учился Чапаев. Чапаев, Василий Иванович Чапаев учился в Академии, это был 18-19 год. ЦАГИ открыли в 18 году. Преподавали в этих академиях крупнейшие генералы армии, царской армии. Царя генералы  велели гнать, их запросили, это официальный ответ. И с этих лет страна готовилась к войне. Сложные были годы, был 37 год, ужасающий год, когда обезглавлена была армия. Все это так. Именно поэтому мы говорили о войне Отечественной, именно поэтому мы имели полное право говорить, что войну выиграл народ. Я знаю, как он выигрывал, я знаю, что в Челябинске доходило дело до людоедства от голода. Я знаю, что у меня в Москве на иждивенческую карточку было 400 грамм  черного хлеба. Я знаю, что работать начал для того, чтобы получать 550 грамм черного хлеба, чтобы выжить. И вот так,  как могли, так и ковали эту победу. И маршал Рокоссовский, о нем писали, не знаю, вырваны у него были ногти или нет, но году в 39, по-моему, его выпустили, а потом он выдал Сталинград, а потом такие вещи, только держись. Победили наши генералы, потому что они были сильнее немецких генералов, сильнее. И понимаете, когда я здесь ругаюсь по поводу того, что, вот цивилизованное, не цивилизованное, я знаю, что говорю, потому что этот народ – это великий народ, огромной культуры. И забывать это, ни при каких условиях непростительно, ни в коем случае. Сейчас был спад. Мне вчера сказали, черта, уже спад кончается, безработицы в стране нет, осталась только на Северном Кавказе. Здесь уже все, значит, мы начинаем вставать на ноги. Впереди  будет нелегкая жизнь. Это наш праздник, это народа победа, и мы должны гордиться этим. И вашего покорного слугу пригласили впервые в жизни на парад. Ребят, только помните, я, как личность, не стою ничего, это все идет от реанимации, от хирургии, от терапии. От того, что люди знают, тяжелого больного и днем и  ночью можно сюда привезти. Вы не подумайте, что я выпендриваюсь тут какими-то своими регалиями. У меня их вообще с гулькин нос, единственный орден заслуженный я получил за Чернобыль – орден Ленина. Других нет. «Заслуги Отечества» - это за выслугу лет. И за Отечественную войну медаль у меня, дали  через 50 лет после войны, «За доблестный труд в Отечественной войне». Эта медаль давалась всем, кто имел в войну трудовую книжку. Вот мои регалии - их никаких, ничего. Но Чернобыль – это другая песня. Но все мои заслуги – это ваши заслуги. Это абсолютно точно, и никаких на этот счет не может быть сомнений. Поэтому я вас поздравляю с этим праздником, гуляйте 3 дня, как только сможете. Я только,  слушайте, без гадостей не могу, дежурный ответственный терапевт пусть следит за . поликлиническими больными, если придет кто, мало ли что, берите на себя. Поликлиника дежурить не будет, но берите на себя. Дежурный терапевт, предупредите, что если кто-то придет, то пусть обратится. Еще раз с праздником, огромное вам всем спасибо.

Парад в честь дня Победы, 2006, речь президента
УК 10-05-06 DVD

Я  7-го или 8-го взял программу телевидения,  мне хотелось послушать песни военных лет. Красивые песни были, теперь их не поют, теперь поют, вообще, по-моему, задним местом, ходуном ходят и издают какие-то звуки. Это ужасно, но, может быть, я отстал. Я не навязываю вам свой вкус. Но я стал смотреть, что же я увидел? Там нет русских авторов, я имею в виду не национальность, а происхождение страны. Там только американские, английские фамилии, немножко итальянцев. Это касается кинофильмов, которые нам демонстрировали ко дню нашей победы. Это правильно, итальянцы, англичане, американцы, я их участие в войне знаю. Итальянцы, мне казалось, что были на другой стороне, может, я теперь уже ошибаюсь. Но, что они могут показать – ничего. Я был, конечно, несколько смущен. Но вчера утром по приглашению президента пошел на парад. Мне было интересно,  не ребенок я, конечно, можно было не ходить, но приглашение, я пошел на парад. Парад, как парад, но я внимательно слушал президента страны. Во-первых, это была умная речь. Это первое. Второе, он говорил на очень ясном русском языке. Черт бы вас побрал, ведь он же не оратор, значит, подходя к микрофону, он думает, как говорить. Там каждое слово чеканится, так же, как у этих парадных генералов. Потом был прием, Президент вышел к микрофону поздравить людей, которые расселись за столами пить водку и кушать огурцы. Но он опять говорил абсолютно ясным, четким русским языком простые, понятные мысли.

Поздравление с Днем Армии
УК 22-02-07 DVD

Это Армия, и отношение к ней должно быть крайне уважительное, сколько бы ее ни поливали помоями. Можно  поливать помоями и медицину. За что же? Медицина это замечательная область человеческого знания. Но медицина и армия неразделимы, они родились вместе, и существуют вместе. Поэтому я хочу вас поздравить с этим замечательным праздником. Этот день, действительно, день Красной Армии, потом она стала называться Советской Армией, Российской Армией, от этого она не перестала нести те функции, которые на нее возложены. А функции простые – «была бы страна родная, и нету других забот», а будет она только тогда, когда у нее армия сильна. Иначе вы услышите:

– Сибирь, это очень интересно, недра сибирские, а почему они принадлежат только России? Ведь у нас общая планета.

И правильно, конечно, у нас общая планета, только этот хороший человек без галстука, мой заклятый друг, что-то он своими богатствами не собирается со мной делиться. Нетушки, порядок есть порядок, мир неделим. Но чтоб он был неделим, надо иметь хорошую силу. И мы с вами участники этой жизни, этой работы, и кровь людская не водица, и как было, так и будет. Война требует и гемостаза, и переливаний, и того умения, которым владеют люди нашей гематологической интенсивной терапевтической специальности, как главные носители истины, и главные источники знаний. Поэтому у нас очень большая дружба с военными, очень большая. И личная, – в понедельник Валерий Григорьевич ездил в госпиталь Бурденко, решали там важнейшие проблемы всего будущего медицины, как пересадить печень вместе с кишками -  с поджелудочной железой или без поджелудочной железы,  пересаживать можно, только если мы поможем, а так нельзя, не выйдет. В общем, я вас поздравляю, дорогие друзья с праздником, нашим замечательным праздником. Спасибо вам.

Поздравление с днем Победы
УК 08-05-08 DVD

Сегодня у нас 8 мая, сколько же это лет-то прошло с 45 года, 63 года. 63 года назад кончилась война,  для моей страны, для Советского Союза она кончилась на один день позже, потому что Прагу брали 9-го. Брали ее сложно, сначала ее взял Власов, в надежде что это ему зачтется, а потом уже Красная армия, а он попытался двинуться на запад, что ему не удалось. В общем, 9-го мая кончилась война, крупнейшая война в мировой истории. Сегодня силами разным субъектов, объектов, этой войны как будто бы даже и не было. Что же делать. Для меня важно одно, чтобы мою память не отшибло, и чтобы не отшибло память моего народа. Потому что слабых бьют во все времена, били, бьют и будут бить. И нельзя быть слабым не потому,  что мы не любим мир, а потому, что у Авеля детей не было, а дети были у Каина. Понимаете, такая вот злость в мире, и отсюда все беды наши. Я видел, как страна готовится к параду Победы, на самом деле он был 24 июня, но это все не имеет значения. Я напоминаю эти цифры, потому что растет поколение, которое уже не знает, а действительно была война, или может, мы что-то преувеличили. Может быть, конечно. И вообще это была война Америки с Германией и Советским Союзом, где Америка победила. И такая версия есть, очень интересная, оригинальная, но не мною выдуманная. Если вы видели фильм «Список Шиндлера», там, конечно, побеждали  американцы, но война кончалась на том, что на коне с пикой в буденовке въезжает русский солдат, и ему объясняют, что мир с Германией Эйзенхауэр уже заключил. Не на Т-34, лучше которого в мире не было, не было, не на КВ-62, который оставался на вооружении моей страны до 80-х годов, и лучше которого не было, нет, русский солдат с пикой трясся на кобыле. Есть такая вервия в мировой истории. Но лишь бы не у меня и не у моих близких. Мы обязаны помнить свою историю, это великая история, славная история народа, который принес счастье другим народам, а не несчастье. У нас много было бед, мы их знаем, и раскулачивание, которое касалось бедных крестьян, а не кулаков, и 37 год, все это мы знаем, но это наши беды, в которых не надо ковыряться посторонним в своих интересах. Я не против, пускай нас описывают, как хотят, я не против, пускай пишут о нас правду, но только в общих наших интересах, а не в своих, корыстных. И поэтому так часто вы слышите от меня слова про лимфосаркому в противовес лимфоме, потому что нельзя забывать свое прошлое, славное прошлое, сильное прошлое. Вы должны помнить, что когда Мечников в 1883 году описал макрофагальную систему.

– Какой-то Мечников, Илья Мечников, что это такое? Вот товарищ Ашофф описал ретикулоэндотелиальную систему. Вранье в двух словах – ни ретикуло системы нет, и эндотелиальной нет. Потому что Ашофф, великий Ашофф перепутал купферовские клетки с клетками эндотелия. Ну, мы же не обвиняем никого ни в чем. Но все-таки великий был Мечников, а Ашофф хороший парень, но не более того. Нет, все равно будут ретикулоэндотелиальная повторять с опозданием на полтораста лет. Не надо, мы не открыли Америку, не мы открыли микроскоп, мы много не открыли, но если что-то открыли, мы должны это знать, помнить, чтобы следующее за нами поколение помнило, что мы открываем. Мы открываем, и за нами надо ходить, а не тыкать нам в нос, что мы, мол, только умеем повторять. Нет, не верно. Это было, я все время повторяю одно и то же. «Пора 12 года настала, кто нам тогда помог». И по порядку, по гениальному порядку Пушкина «остервенение народа, Барклай, зима иль русский Бог». Вы очень легко можете переставить внутри этого разряда слова, но Пушкина не поправляют. Он поставил на первое место остервенение народа, на второе не Кутузова, а Барклая. Он что, не знал фамилию Михаила Илларионовича? Знал, уважал, обожал, но тактику сделал Барклай, и он его поставил на место. А русский Бог, кто против Бога, кому нужно спорить с Богом. Но это там. И вот остервенение этого народа спасло и в 41 году. Конечно, первая битва, которая спасла Советский Союз, которая была показателем того, что ничего у вас не будет, это подмосковная битва. Перед этим была репетиция под Ельней, когда Жуков, ушедший из начальников Генштаба, он сказал так, – раз я говорю чепуху, пускайте меня на фронт. Ему дали фронт. И под Ельней, применив «Катюши», применив танковый удар, в сентябре, война только-только раскручивалась, были окружены первые немецкие части, появились первые пленные, и Смоленск был взят у немцев. Это первый удар. Потом был Ленинград, где кто-то сломал зубы, выйдя на Пулковские высоты, и город не удалось взять. Потом Москва. Да, Крюково было взято немцами, Сходня была взята немцами, уже Москва вот, в бинокль, не вышло.

И, конечно, когда наш народ кто-то учит, как надо воевать, как надо строить свою жизнь, когда какой-то кныш политический мне объясняет с телеэкрана, – НАТО, это, господа,  демократия. Он понимает демократию, как НАТО, а я по простоте душевной так не понимаю. Но понимаю одно, вот, будет завтра парад войск, вот, он нужен, чтобы никто больше не нес эту ахинею насчет демократии и НАТО. Но в этом раскладе нам с вами принадлежит очень важное место. Я лично хорошо знал второго маршала Победы Ефима Ивановича Смирнова, я его знал. Он командовал здравоохранением армии, начиная с Финской войны, Финскую войну и всю Отечественную. Потом он был министром  здравоохранения. Я его уже узнал, когда он был начальником 5-ой секции Средмаша – закрытая часть нашей медицины. Это был серьезный мужик. Войну выиграли раненые. Советский солдат воевал 10-11 дней, и был либо убит, либо ранен. Возвращаемость в строй была наивысшей в мире, это Ефим Иванович Смирнов. Я не знал лично Николая Ниловича Бурденко, Главного Хирурга, я хорошо знал Главного Терапевта Мирона Семеновича Вовси, он меня не знал, но я его знал. Вот, с Ефимом Ивановичем водку пил, с Мироном Семеновичем нет. Но это наши живые люди, это люди, которых мы могли, вот, ощущать. И эти люди победили, они создали тот заслон фронтовой, госпитальный, который привел к победе. Каждый из нас может считать личные, семейные потери на фронте, один дядя у меня в окружении в ополчении сгинул, другой на Малой Земле хирург, вышел покурить, убили, что делать, это война. Но войны могло не быть, это мы знаем, это мы хорошо знаем. Но сегодня для меня это не история, прошедшая когда-то, и я прошу всех молодых поверить, что это прошедшее, не плюсквамперфект. Это наша сегодняшняя жизнь, нам восстанавливать медицину, кровь из носа. Вот эти плазмы, плазмаферезы, это фронтовая медицина. И если это у нас будет, клацать зубами будут, а вот полезть не захотят. И поэтому я ото всей души поздравляю вас с этим великим праздником, праздником всего нашего народа, который отстоял мир на земле, и не надо никаких болтологий по каким-то там закономерностям. Нет, нет, это не ковровые бомбардировки Дрездена, не ковровые бомбардировки Киля  и Гамбурга. Это, вот, под Ленинградом, в Пулкове, это, вот, в Химках, под Химками на смерть стоявшие войска Рокоссовского, таявшие, почти растаявшие, но не ушедшие. Вот, мы их современники, потомки, и сегодня защита моего Отечества в ваших руках, в наших руках. Я вас поздравляю с этим праздником. Все.

Они вытащили в страну, была самая большая возвращаемость в строй
УК 25-12-07 DVD

Донорство обеспечивалось отдельной карточкой. Карточную систему, уж вы мне поверьте, я туда и обратно знаю. И это движение в голодной, разоренной стране, позволило фронту не иметь дефицита крови. Резус-фактор не был известен, и один фронтовой хирург, нейрохирург, такой крупный, он мне доверительно, так полуобняв, говорил, –  Андрей Иванович,  я всю войну оперировал, сколько уж я крови перелил, трудно сосчитать, никогда ваших этих резус, не резус, ничего этого не было. Знаете, почему не было, потому что кровь переливали, один раз, два раза, оперируют, обеспечили, и ладно. А второй раз, дурака не валяли, анемию септическую переливаниями крови не лечили. Кровь для острой кровопотери, она работала. Но они вытащили в страну, все-таки самая большая возвращаемость в строй, это наша медицина сделала, и сделала, в частности, благодаря переливанию крови. Поэтому имена эти надо знать, в каких условиях они работали, сколько самоотверженности было, мне это очень трудно говорить, хотя в этом учреждении не трудно, я знаю, клиника работает самоотверженно, все на месте. Но голод, разорение, эвакуация, реэвакуация, все это на их плечах. И сразу после войны было построено вот это здание.

Приказы надо выполнять, о войне – Рокоссовский, Тимошенко
УК 25-12-07 DVD

УК 07-03-08 DVD

Вам это непонятно, я же вчера приводил пример, – Рокоссовский, это один из самых выдающихся военачальников 20-го века, немцы об него ломали зубы, – раз, и мимо, еще раз, и опять мимо. Он северо-западным участком командовал, они же не продвинулись никуда. Он их пускал немножко в западном направлении, а это неинтересно, им надо было с севера обойти. Притом, что конечно, у немцев было полное преобладание, полное – в воздухе, в танках, в живой силе. И он понял, что лучше в одном месте отступить, но занять такие позиции, которые будут неприступны. Жуков сказал, нельзя. Он запросил Ставку, это законно, командующий направлением мог запросить Ставку, он генерал-лейтенант. Ставка разрешила, но Жуков рявкнул, – назад, и части, которые начали отход, были возвращены. И Рокоссовский сказал, – приказ есть приказ. Приказ есть приказ.  Хотя это обошлось в тысячи людей погибших. Или работать или не работать. Конечно, был страшный Харьковский котел, когда Тимошенко командует фронтом, наступает на Харьков, Харьков не защищен, надо брать, но ему все показывают, если ты Харьков возьмешь, клещи закроются, и твоей армии нет. Он просит Ставку, – не надо наступать. Сталин передает, – наступать, брать Харьков, он звонит по телефону второй раз, – не могу, я пропаду. Через Маленкова передают, – выполняй приказ. Он взял Харьков. Что было в результате? В результате от Харькова до Сталинграда – голый фронт. Конечно, его окружили, конечно, армия была уничтожена, конечно, немцы вышли на Кавказ. Ростов был взят, Кавказ, до Сталинграда катились. Но это законы войны. Или есть выполнение приказа, даже дурного, тогда воевать можно, а если нет выполнения приказа, умного, дурного, это неважно, тогда нельзя воевать.

... эти оставшиеся люди, вцепившись зубами, не уходили
УК 06-03-08 DVD

Это другая песня. Я могу вам рассказать эту песню, она была в ноябре 41 года под Москвой. И песня заключалась в том, что, имея полное преобладание в личном составе, полное преобладание в танковом, авиационном и пушечном составе, немцы организовали операцию «Тайфун» по окружению Москвы. Только что они ликвидировали котел под Вязьмой, где было 600 000 пленных, в основном погибших. После этого разгрома они организовали «Тайфун». По всем данным Москва должна была лечь, Гитлер издал приказ о свертывании военной промышленности, потому что  было понятно, что Москва выстоять не может. Всем понятно, а некоторым нет, и вот эти оставшиеся люди, вцепившись зубами, не уходили, не уходили из окопов, ну, хоть ты сдохни, проклятье какое-то, не уходили. И когда немцы вышли к Химкам, когда немцы взяли Крюково, когда в бинокль были видны башни, выяснилось, ничего не осталось у немцев. Вот эти, вцепившиеся в землю, перебили их поштучно, и никакие танки, никакие самоходки уже ничего сделать не могли. И Гудериан, это выдающийся полководец, подойдя вплотную к Кашире, от которой он должен был с юга эту проклятую для него Москву взять, он наклал в штаны.  Как стоять, понимаете, когда вытаскиваете больного, все определяется тем, как стоять.  Об этом периоде кроме вранья ничего не пишут, я прочитал такую документалистику, Рокоссовский говорит, – мне нужно оттянуть войска за Истру, чтобы немцы сходу ее не форсировали, а я на рубеже Истры их не пущу. Это гениальный полководец. Жуков говорит, – нет, стоять. А стоять перед рекой труднее, у него же войск тоже нет. Рокоссовский запрашивает Ставку, Ставка говорит, – конечно, отступай. Он, обрадованный, отступает. Телеграмма – «Командую фронтом я, вернуть войска. Жуков». Кто прав? Жуков. Потому что плевать на всякую логику, немец должен знать, пройти нельзя.

О Коллонтай, маршале Жукове и «Дороге жизни»
УК 17-05-07 DVD

Сейчас считается, что до последних 15 лет жили одни идиоты. Все время началось только когда мы вышли в люди. Я тут в одной паршивой газетенке прочитал про Коллонтай. Александра Коллонтай – это первая в мире женщина-посол.  Она была наркомом Собеса в первом правительстве, в 17-ом году. Она же вместе с Кларой Цеткин основательница женского освободительного движения,  8-го марта – это Александра Коллонтай.

В сентябре 41 года, товарищ Ворошилов на своих плечах привел немцев в Пулково, Пулково – это, извините, Ленинград, только на горе. Мы вызвали из Москвы Жукова,  Жуков снял войска с северного фронта, где наступали финны, и перебросил на юг, в Пулково, остановил немцев, и больше – ни одного шага. Был самый длинный в мире линкор «Марат», он знаменит тем, что в трубу «Марата» попала бомба и разорвала линкор на две половины. Одна половина осталась в Кронштадте, а другую подогнали к Ленинграду, поэтому считалось, что это самый длинный корабль в мире. Но там была артиллерия линкорная, крейсерская, и когда немцы начинали стрелять, куда их просили не стрелять, «Марат» делал один выстрел, и моментально все приходило в порядок, немцы тут же делали под козырек, и больше не хулиганили. «Зимний» никто не расстреливал, к вашему сведению, и Петропавловскую крепость тоже, а сшибить Исаакий составляло мало труда, но не смели. Но как же Жуков перекинул войска с севера, от финнов к немцам на юг. А вот так, финны прекратили наступление на Ленинград, мимо финских окопов проходили «Дорога жизни». Финны делали вид, что они не видят «Дороги жизни», «Дорога жизни» шла по северному берегу Двины до Ладожского озера, а там уже пересекала Ладожское озеро, под носом у них – не трогали. Кто это все делал? Это делала дипломатическая служба. И когда кончилась война, она кончилась для финнов раньше, генерал Маннергейм, он же русский генерал, но финский президент, спокойно уехал в эвакуацию в Аргентину, его не трогали, и Финляндия не была оккупирована нашими войсками после того, как ее вывели из войны. Это делала дипломатическая служба, и Александра Коллонтай в этом  сыграла ключевую роль. Когда Александра Коллонтай выступала в Организации Объединенных наций по поводу освобождения женщин, все проходы были заняты. Она делала доклад на русском, она тут же его делала на французском, и тут же на английском. Ее мир носил на руках. Сегодня о ней пишут как о  чьей-то любовнице, и больше ничего. Когда я взял в руки эту газету, мне стыдно стало, как это можно обхаять самих себя. А тогда и не удивляйтесь, что вам на голову кладут что попало. Она была оратор, она умела говорить, ее слушали.

Беслан
Люди записывались в очередь сдавать кровь
УК 13-09-04

Прошло за эти дни 1000 с чем-то доноров. Все это  время нам почтеннейший телеведущий долбал по черепу, что крови нет,  люди у нас кровь сдавать не хотят. Во Владикавказе доноров записывали на 3-4 дня вперед. А здесь в Москве люди шли так, что мы уже не знали, куда деваться. Это всего-навсего характеристика этого непутевого, ленивого и т.д. и т.п. народа. Знаете, «гвозди бы делать из этих людей, не было б в мире крепче гвоздей», как сказал один непопулярный нынче поэт.

... сегодня взорвался Беслан, и мы с вами в полном дерьме были
УК 13-03-08 DVD

Или я отвечаю за Родину, или Родина за меня. У Родины таких много, а у меня она одна.  А войной воняет за версту, и вы этого не понимаете, а зря. Я такие речи произносил по атомной линии. Через полторы недели после моего доклада, когда я увидел улыбочки, я им сказал, – взорвется реактор, вы все будете врачами-атомщиками. Взорвался. Но мы тогда были гораздо более подготовленными. А взорвался Беслан, и мы с вами в полном дерьме были. В полном, никакой готовности. Вот, землетрясение в Армении – готовы, а к Беслану – по нулю.

Красота
Михайловское, Константиново. Богатейшая земля - как не любить, не понимаю
УК 08-10-04

На обратном пути мы  свернули в сторону. Там есть село Константиново. Если вы когда-нибудь захотите узнать свою Родину и понять, что это за страна – есть два места на земле, мне знакомых, фантастические два места.  Это – Михайловское, мы туда приехали с немцами. Они встали, обалдевшие, на этой горке,  – Андрей, это же, это же фантастика! Там – Савкина горка, холм высотой 5 – 10 метров. Но луга, этот запах клевера, эта река Сороть внизу, что-то непередаваемое. И другое место  это Константиново. Стоит над Окой, горизонт  скрывается в дымке, 30 с лишним километров горизонт с этой горки. Это не горка, а  берег Оки. И вокруг  поля, богатейшая земля,  как ее не любить, я не понимаю. Как можно согласиться с тем, чтобы она вырождалась, я не понимаю. И надо бороться за нее, что особенного.

Посмотрите на впадение Ангары в Енисей, вы поймете, что такое Родина
УК 14-07-08 DVD

Это гигантский край, хоть я уж там не первый раз, но если вы посмотрите на впадение Ангары в Енисей, вы поймете, что такое Родина. И поймете, почему мадам Кандализа Райс, чтоб она сдохла, говорила о том, что это не этично, владеть такими богатствами одной стране. Я тоже думаю, что не этично нам иметь Сибирь, лучше бы ее отрезали. Потом кому-то понравится Ленинград, он же Петербург, тоже отрезать. Давайте вернемся к Московскому княжеству, Рязань отдадим в Казань и так далее. Но если бы вы видели, я это несколько раз видел, и каждый раз это кладет наповал, это не километровая, а гораздо шире, чем километровая быстрая река Ангара впадает в такой же Енисей, поворачивает его под 90°, а потом он выпрямляется.

История
Великая Октябрьская революция - величайшая страница мировой истории
УК 05-11-04

Сегодня у нас 5 ноября, завтра 6, а послезавтра – 7. Может быть, к великому моему сожалению, я вас поздравляю с праздником в последний раз. Это было бы очень обидно, потому что, я говорил это, мне стесняться некого, – это величайшая страница мировой истории. Великая Октябрьская революция, которая великой и революцией стало спустя несколько лет после того, как она совершилась, – по признанию, потому что в начале это был переворот. Действительно, в начале петроградские рабочие просто пришли в Зимний, никакого штурма не было, пришли и арестовали членов правительства. Потом их выпустили, потом кого-то расстреляли, кого-то снова арестовали. Все эти ужасы красного террора – я их читал туда и обратно, террор есть террор. Я бы предпочел обсуждать не красный террор, а сегодняшний. Вон, выйдете на Ваганьково, посмотрите на эти гигантские фигуры бандитов, которых убили такие же бандиты. Другого средства кроме террора для выяснения своих интересов они же не знают. Поговорите в Чечне насчет террора – красного и не красного. Тогда это интересно, а что мне тот террор обсуждать. Началось ведь не с красного террора, а, естественно, с белого. Потому что у белых отобрали власть. Белые не хуже красных и не лучше. У нас у всех одна прародительница – Ева, и Адам один. Нечего тут особенно думать, что это другие люди.

В Иркутске будут ставить памятник Колчаку, очень интересно.  Он был крупнейший географ, только не надо забывать, что когда он взял Самару, то всех членов Учредительного собрания, которое эти мерзавцы-большевики разогнали,  он  расстрелял. Всех. В Самаре. Членов Учредительного собрания. Я знаю лично, из первых уст. Был такой писатель Всеволод Иванов, он был в Иркутске, и его представили Колчаку. Вы не думайте, что Колчак, это где-то, бог знает где. С его женой я знаком лично,  ужинал с ней вместе, красивая женщина. К сожалению, ее сына по доносу расстреляли. Но это уже другой вопрос. Надо свою историю знать. И вот Колчак реагирует на представление ему писателя Всеволода Иванова, который в Иркутске истопником работал. Ему представляют и говорят, – это известный петербургский писатель Всеволод Иванов, друг Блока, Горького. Колчак говорит, – да, конечно, Горький крупный писатель, придем в Петроград – расстреляем, впрочем,  Блока тоже. Это слова, которые переданы сыну, а сын мне рассказывал.  Я не обвиняю ни в чем Колчака. Колчак очень крупный географ, культурный человек. Вы на войне, а на войне  убивают. И кто побьет больше, тому победа достанется.

Но, конечно, Великий Октябрь перевернул все мышление человечества. С этого началось движение полной деколонизации. Не надо забывать, что именно эти люди объявили, – без аннексий и контрибуций. А мы за аннексии и контрибуции с вами заплатим такую цену, которая нам и не снилась. Это правильная политика, так же, как и политика против обороны. Не надо воевать. Бессмысленная была война. Царь затеял войну – проливы ему захотелось получить, Босфор – Дарданеллы. Если очень хочется, то надо готовиться, а так просто не дается. А он сдуру втянулся в войну. Накануне отдыхал у Вильгельма на немецком курорте. Вильгельм  его брат двоюродный, притом не просто брат, а близкий товарищ. Они дружили, и оттуда жена. А потом  воевать. Милый мой, так к войне не готовятся. Да, и ненужная война. Мало ли что там затеяли англичане, французы, это их ума дело. Затеял – получил, то, что получил.

Великая Октябрьская революция  это постройка государства с акцентом на интересы народа. Это  курорты. Вот, позавчера выступал министр и говорит, – надо восстанавливать курорты. Их же не было и нет ни в одной стране, ни в одной. Санатории, курорты, профилактическое направление медицины. Американцы за это берутся через 60-70 лет после нас. Это мы сделали. Отсутствие безграмотности – ликвидировали в несколько лет. В Америке сегодня безграмотных, не умеющих писать,  огромное количество. Потому что это не государственный вопрос. А у нас был государственный.

Теперь два слова я вам хочу сказать об идеи переноса праздника на 4 ноября. Вы знаете, что это за день? Это день выхода поляков из Кремля. Вы знаете, как они вышли? Они вышли, ограбив весь Кремль. Со всем кремлевским золотом, благо идти было не тяжело и не далеко. Граница Российского Государства проходила через город Подольск, на юге, на Ксеньинском болоте, это 25 км от окружной шоссейной дороги.  Вот трасса, по которой им нужно было волочить это золото. Их не выгнали, они вышли, и увели, между прочим, на веревке Российского царя Ваську Шуйского, которого никто добрым словом не поминает. Царя Михаила назначали при живом царе Ваське Шуйском. Праздник сомнительного, так сказать, достоинства. И надо сказать, что из великих людей того времени, все-таки самым великим князем был Дмитрий Пожарский, который организовал вытеснение поляков из страны. Не выбрали его царем, а выбрали Мишку Романова – мальчишку, потому что папаня был Патриархом. Я не думаю, что этот средневековый праздник – конкурент  нашему современному празднику, который отмечает, между прочим, весь мир. И Китай, и все остальные знают, что это такое. В общем, я вас хочу поздравить с праздником Великого Октября, с революцией, которую совершили наши отцы и деды, и освободили мир от многих бед, и от колониализма, между прочим. Мы были великой страной, будем  великой страной.

Доклад «Вейн» 11-03-08 DVD

Книгу эту я написал к годовщине Великой Октябрьской революции. Я никогда не был  членом партии, но хорошо знаю участников революции, они  среди моих близких друзей, знакомых, родственников, потому что лечебница моего деда была первой большевистской лечебницей в Октябрьском перевороте. Я считал для себя постыдным сидеть и смотреть, как прошлое моей страны выдается за совершенно не то, чем оно является. Мы наследники величайшей культуры. Мы наследники той медицины, равной которой не было. В 68 году Всемирная Организация здравоохранения решила, что наше здравоохранение структурно лучшее в мире. И этого я не могу забыть, и я знаю, кому я этим обязан. И оплевывать тех людей, которые это сделали, я позволить себе не могу. И считаю, что мы были великой страной, будем  великой страной. Мы выживем, и мы обязаны сохранить свою культуру.

Берия сыграл выдающуюся роль в создании атомной бомбы
УК 17-08-06 DVD

Берия – палач, но Берия сыграл выдающуюся роль в создании атомной бомбы нашей страны. Первым от Политбюро курировал создание бомбы Вячеслав Михайлович Молотов, и об этом сейчас четко написано. Если бы его не заменили на Берию, бомбы бы не было, потому что, одно дело, я работаю – протягиваю руку, и мне вкладывают пачку денег или материалов. Другое дело, я протягиваю руку, мне в нее вкладывают камень, и еще требуют отчета, как я его использовал. Берия блестяще работал. Я его лично встречал много раз, но никогда не знал. А встречал, потому что  он жил напротив кафедры биохимии 1-го Меда. Он имел обыкновение, в отличие от остальных членов Политбюро, прогуливаться по улице.  Он ездил в Челябинск-40,  я потом жил в той комнате, в которой он жил, там была статуэтка Сталина, хотя это был другой год. Но он приехал туда со своей цистерной воды. Это я тоже знал.

Лысенко. Облысение науки было при Сталине и при Хрущеве.
Лекция «Образ болезни. Психология врача», 15-10-1997

Никита Сергеевич Хрущев, безусловно, прогрессивный деятель, который жизнь прожил в рабстве. Начинал свободным, в политотделе у Фурманова,  был настоящий освободившийся работяга-революционер, он нес свободу на Кавказ, он брал Сухуми, а потом попал в капкан «красного фараона», это не мое выражение. И этот Никита Сергеевич, который не побоялся на 20 съезде, не согласовав с Политбюро,  который мог бросить вызов системе, он попался на агитацию Лысенко, малограмотного даже не знахаря, шамана, лгуна. Ведь было два облысения науки, первый раз у Сталина, а второй у Хрущева. Мы были ошарашены, когда это произошло снова, рецидив.

Татарского ига не было. Татары – это огромное благодеяние для Руси.
Аудиозапись, 01-09-04

Никакого татарского ига не было,  татары  это огромное благодеяние для Руси. Во-первых, все князья  татары, но они дурные, а пришлые татары обучили этих болванов государственности. Мы государственность узнали от татар. У них был порядок – нельзя делить ханство, дележ начался только при детях Чингисхана. Но одно дело делить Бухарское ханство и Казанское, а другое дело делить Тверское и Московское. Это только наши князья могли придумать. И татары их уму-разуму обучили.  Татары их научили конному войску. Значит, государственность, конница и регулярные войска, профессиональные, это тоже татары сделали. Больше они ничего не сделали. Никакого ига не было, потому что они тут не жили. Им до лампочки была эта поганая земля с холодной зимой, они собирали дань. Они – у русских, а русские  – у ненцев, у удмуртов. Все друг у друга собирали дань. Когда русские перестали платить дань татарам, ты помнишь?

– 1380 год.

А.И.:

– Ну, гениально! Раз, и мимо. Это была Куликовская битва. После нее пришел Тохтамыш, наподдал товарищу Донскому, тот удрал из Москвы на север, а потом приполз на коленях в Казань и получил право на княжение в Москве. На коленях! Татар прогнали в 1480 году. А дань перестали платить при Екатерине, еще через 300 лет.

Кто сказал, что не было татарского ига? Лев Николаевич Гумилев. Сын Николая Степановича Гумилева и Анны Андреевны Ахматовой, не знаете ничего. Лев Николаевич, хоть и  дворянин, выглядел как  бандит с большой дороги, такой топором рубленный мужик, он дважды посидел в лагере, воевал. Но гений, вот тут ничего не скажешь. Я, когда слушал его доклад, думал, он сейчас сорвется на абсолютную матерщину. Но культуры в него наторкано на десятерых и ума тоже. Перед ним выступил какой-то славянофил. Лев Николаевич  его об колено  пополам ломал и кидал в сортир, делал котлету. Но все на пределе грубости. Нигде не сказал слово дурак, но почти мат. Как это он умел делать, потрясающий язык. Я все сидел, зажавшись, а рядом со мной сидел Иосиф Абрамович Раппопорт, несостоявшийся Нобелевский лауреат, вернее, вполне состоявшийся, но ему  показали кукиш. И все сидели и хохотали, потому что это зрелище поразительное. И Гумилев объяснял, почему не было татарского ига. Они не нуждались в этой Руси. Дань платите, а больше ничего.

Современность
Министры здравоохранения – врачи и не врачи
УК 04-11-04

Впервые после 70 лет министром здравоохранения опять стал не врач.  Первым был Григорий Наумович Каминский. Первый нарком здравоохранения Советского Союза. Это он  сказал Сталину, – Берию брать в Москву не надо. На что Хозяин буркнул, – разберемся в рабочем порядке. И разобрался.  Григорий Наумович имел два курса медицинского института. Он каждый вечер вызывал московскую профессуру к себе в кабинет и получал медицинское образование. И советовался, как организовать здравоохранение. Профилактическое направление советского здравоохранения структурно сделал этот профессиональный революционер – Григорий Наумович Каминский. До этого он заведовал Сельхозотделом ЦК и отказался помогать в коллективизации, поэтому его вежливо, тогда еще с ними обращались вежливо, перевели на здравоохранение. Он там работал хорошо. Не надо недооценивать дилетантов. Вся наша тяжелая промышленность была сделана под руководством фельдшера. Григория Константиновича Орджоникидзе. Но лучшего наркома не было, как известно. Это к слову, за рубежом сплошь и рядом министры не врачи.

Интервью, 06-06 DVD

В министры здравоохранения научные работники попадали и до меня.

Ничего особенного тут нет. Борис Васильевич Петровский,  очень крупный хирург и научный работник,  создатель Института был министром. И Ефим Иванович Смирнов, личность легендарная,  он был руководителем врачебно-санитарного управления Красной Армии, начиная с Финской войны, и всю Отечественную войну. Это он вместе с Бурденко создал Академию медицинских наук в 44 году. А в 1947 году он стал министром здравоохранения страны. Это человек, который вместе с Бурденко и Вовси, Вовси – главный терапевт, Бурденко – главный хирург, создал, доктрину об оказании помощи на войне. Благодаря этой доктрине  у нас была самая высокая  возвращаемость солдат в строй.  Это фантастическая личность, я его знал близко, видел в работе. И он был министром. Это все  в порядке вещей. Я считаю, что выдающимся министром был Григорий Наумович Каминский, профессиональный революционер. Он окончил только 2 курса мединститута, но профилактическую медицину структурно создавал он. Я считаю Николая Александровича Семашко совершенно выдающимся деятелем и  научным работником, потому что создать впервые в мире профилактическую медицину, это заслуга вполне наукоемкая. А я был призван руководить здравоохранением в период разрухи. У меня был заместитель Владимир Иванович Шахматов, он умер в прошлом году. Мы с ним дружили, и я  даже не знаю, кто у кого был больше заместителем – он у меня или я у него.  Мы с ним сделали так называемую конструкцию дорогостоящих видов лечения – и аппарат президента нам помог.  крупные научно-практические разработки медицины финансировались отдельной строкой, вне бюджета здравоохранения. Это позволило полностью спасти все Институты. Ничего в медицине не пострадало во время Ельциновского разгрома науки и промышленности.  А сейчас на это покушаются,  это ужасно.

Над страной нависал ядерный зонтик
УК 19-05-05

Тогда над страной нависал ядерный зонтик. Это сейчас непонятно и смешно, а тогда… Прочтите книгу Сережи Хрущева  «Становление державы», как это было. Там Карибский кризис описан с двух сторон, без предвзятости. С одной стороны картина, которая обрисовывается у нас в стране, и с другой стороны  картины, которые обрисовываются в Соединенных Штатах. И как два лидера ведут жуткие, до сумасшествия жуткие переговоры, и оба понимают, что может наступить конец планете, и оба зависят от своих военных. Кеннеди передает через посла Добрынина Никите, что, мол, не требуй от меня того, что я сегодня выполнить не могу, я тебе даю честное слово, я уберу ракеты из Турции, я пойду навстречу по всем швам, но не груби, иначе они начнут войну. Они – это его военные. Он не владеет ситуацией, Никита тоже не всем владел. И они делают какие-то заявления. А сами уже договорились, никакой войны быть не должно. В это время на бреющем полете проходят бомбардировщики над Кубой. И наши не знают, что делать, они одного сбили, а отсюда говорят, – не трогайте вы их, пусть летают. Это кошмарная вещь. И вот это  та атмосфера, в которой мы разрабатывали цикл  лечения и  предупреждения тяжелой формы острой лучевой болезни. В это время французы занимались кишечной формой лучевой болезни. Завели микросвиней и на них отрабатывали тактику трансплантации кишечника. Я эти работы видел, свиней видел. Вот откуда эти работы появились и у нас, и у американцев. Работали три страны – мы, американцы и французы. Три страны, но это три независимых ядерных державы. Как известно, Франция была независимой ядерной державой.

Нижний Новгород сохранил санавиацию
УК 19-05-05 ХОР

Мне рассказывают, что вот везде ликвидировали санавиацию, а Нижний Новгород сказал, – а, вот, костьми ляжем, а не ликвидируем. И не ликвидировали, и послали всех к чертовой матери. Почему? Вот в Верхотурии будут осложненные роды, ну, что они сделают, ребят! Это будут осложненные роды один раз в 10 лет, откуда эти ребята, я знаю сельских врачей, замечательные врачи. У меня в Волоколамске заведующей Райздравом была медсестра. Это люди – титаны. Но опыт надо иметь, надо таскать этих младенцев чаще. Значит, только расчет на санавиацию. И они сохранили, потому что в Нижнегородской области такие же вот расстояния из деревень, и без трактов, куда не проедешь.

Я должен проявлять особое участие к инородцам
УК 01-03-05

Между прочим, на допросах этому мальчишке инкриминировали отдельно и няньку, что, она, наверное, служила у немцев, раз, она еврея взяла к себе и не выдала. И ее немцы не расстреляли. А он был белобрысый, с прямым носом, поэтому дело сошло. Уже забываются эти истории, понимаете, с одной стороны, забываются, с другой стороны, они были в наше время, я обязан все это знать. Все знать. Сейчас развалили страну, кто стал на обломках этой страны евреем – русский. Самый гонимый в республиках человек. Чтобы этого не было, я должен проявлять особое участие к инородцам, выражаясь этим малокультурным, но старым термином. Все-таки это немножко вежливее, чем «лица кавказской национальности», потому что, уж этот-то термин придуман вообще кретинами. Они не знают, что русские – кавказцы. Это международный биологический термин, мы – кавказцы. А, они – «лица кавказской национальности», инородцы, ну, что делать. Такой термин был в царской России. Под ним ничего худого никто не видел. Потому что герой Первой мировой войны и герой Гражданской войны на белой стороне – Лавр Георгиевич Корнилов, он полукровка, он полу калмык, полу русский. Это был совершенно выдающийся деятель, но не было таких понятий – «кавказской». Это невозможно представить себе в культурной среде. А, они все ведь из простых людей. Деникин – сын крепостного. Антон Иванович Деникин, командующий Добровольческой армией после Корнилова, и один из лидеров Белого движения, он – сын крепостного крестьянина. Но аристократ, конечно, Деникин, с его выдающимся литературным талантом. Это – не мои герои. Это мои, так сказать, политические противники. Но, к противникам можно относиться с уважением. Нет, историю надо знать, она чему-то учит.

УК 09-03-05

Она же таджичка. А вы знаете, где живут таджики? Они живут вповалку, в барачных условиях и строят стольный город Москву. По дешевке.  Потому что у них работы в Таджикистане нет. Они там жить не могут. Это не они натворили этот кошмар, не они. И мы к ним должны относиться, как к нашим соотечественникам, перед которыми мы кругом виноваты.

Моя задача – проваливать закон по автономным предприятиям
УК 20-05-05

Моя задача – проваливать закон по этим автономным предприятиям. Это убийственный закон, а он лежит у меня в папке, я зачитываю его, и говорю, – вы что хотите, значит, ни директор будет управлять, ни Ученый  Совет, а попечительский совет, назначаемый администрацией. Вы хотите уничтожить страну, ну, так и напишите. Стоимость этой земли, ну, в данном конкретном месте – ну, минимум 1000$ м2 , а за Садовым кольцом – до 10000 м2. Стоимость земли. Вы представляете себе, что сделает с нашим Институтом попечительский совет? Мы там не играем никакой роли, а его право – создавать и закрывать предприятия. Я говорю:

– Вы хотите этого?

Со мной сидит там рядом представитель «Единой России», он говорит тоже самое:

– Убрать к чертовой матери этот закон.

Ни при каких условиях, что вы. Это разорение и уничтожение, потому что Никологорскую землю вспомнили там, Львов вспоминал. А я знаю, как с ней поступили, с этой землей. Это были боры, вековые боры, принадлежащие Совету Министров. Они были неприкосновенны. До этого – царской фамилии, неприкосновенны. Приняли решение в Звенигородском лесхозе, что это не бор, а кустарник. Ну, ошиблись, ребят – кустарник. Кустарник можно продавать. Стоимость, ну, продавали по 1000$ за сотку, а стоимость его – 10000 за сотку. Мы вмешались, шумели, подключили Примакова – Пред. Совмина. Примаков вызвал этого бугая, Пашу Бородина,  говорит:

– Что ты делаешь!

– Так, э, кустарник.

В газете написали, в Известиях, что это кустарник, что вот же документ. Все. Вырубили, поставили дома, рестораны – нет бора. Конец. Вот и все. Так они предлагают поступить с Институтами. Конечно, власть, это одно, а народ – это другое. Я могу только сказать, что мы разорили окраины. Не при советской власти, конечно.

Подонки считают, что народ достоин своего правительства
Интервью НТВ «Без таблеток», 16-02-05

Подонки говорят о том, что у нас рабская сущность народа, знаете, у нас народ ленив, у нас народ любит выпить и порядка не любит. Наш народ – от Евы и от Адама, равно как английский народ, немецкий народ, французский народ, и надо решительно и бесповоротно заткнуть фонтан болтунов, которые утверждают, что каждый народ достоин своего правительства. Это говорят подонки. И это нужно точно знать,  они подонки. У меня что, французы – это нация Лаваля? А, может быть Де Голля? А мои друзья  немцы? Вся наша медицина из Германии. Немцы, что, достойны Гитлера? А может быть, достойны Маркса? Аденауэра? Это почему же народ должен, нет, извините. За войну, за нищету, за разгром несет ответственность руководство страны, а не народ. У народа нет рычагов, он их нащупывает. Плохо, если руководитель не видит нащупывания этих рычагов и доводит страну до взрыва. Но отвечает за него правитель. Не нашлось ни одного Командующего Армией, который бы на вопрос о том, что делать Николаю II, ответил бы,  – не знаю. Ответили, в один голос – отречение. Все, в том числе, его прямой родственник – Николая Николаевич, все до единого. Не было у него выбора. Он себя исчерпал. Сейчас тяжелое положение в стране, но отвечает не народ.

Члены сталинского Политбюро жили больше 90 лет
Лекция «ОМК», 14-09-05

Вы обратите внимание на членов Политбюро,  Коганович умер в 90 с чем-то, Молотов – за 90, Маленков, который был очень тяжелый больной, тоже за 90.В чем же дело? И какова у них была жизнь? Ужасная жизнь, Хозяин-то был все-таки с несколько смещенными мозгами, и он работал по ночам, и он все-таки был изувер. Он все-таки у Молотова жену посадил, у Маленкова тестя сослал, у Буденного жену посадил, у Калинина – посадил, и они знали, что сегодня жена, а завтра  ты. А периодически бывало и так, что вдруг – портреты Политбюро, а Вячеслава Михайловича нет. Или «Детство маршала» – реклама кино, это про Буденного, и вдруг во всех кинотеатрах – сняли. Вы представляете себе коронарные сосуды? Молотов отправлен на юг, на отдых, а он знает, в Серпухове или, в крайнем случае, в Туле снимают с поезда и на Лубянку везут. Его отправили, Серпухов проехал – живой,  Тулу проехал – живой. Приехал на юг – никто не трогает. Вот какая была жизнь, и до 90 лет, почему? Работали они мозгами так, как никто, может быть, не работал. День и ночь, и склероз тогда отступает, если очень энергично работает. Это долго приходится объяснять – на пенсию можно отправлять, это примерно то же самое, что на смертную казнь.

Поздравление Горбачева
Аудиозапись «К 75-летию Горбачева»

Вы вышли в первые ряды мировой политики в критический момент истории нашей страны и истории мира, когда кризис тоталитаризма в Советском Союзе достиг своего апогея. Нужны были решительные меры, чтобы система сложнейших взаимоотношений двух миров не вылилась в кризис, опасный для планеты. И Вы повернули взаимоотношения между нами – Советским Союзом и Западом в сторону сближения, в сторону взаимного доверия, в сторону абсолютной, не на словах, а на деле, разрядки. Это многими было воспринято, как слабость, и использовано в борьбе за власть. Это ужасно, но вместе с тем, собрание Съезда народных депутатов, которое ознаменовало собой первый и решительный шаг к демократизации нашего общества, всколыхнул такое количество талантов, политических деятелей, какого не видела наша история со времен Великой Октябрьской революции. И недаром, важнейшим лозунгом вашей политической перестройки значилось «восстановление ленинских норм партийной жизни», то есть, Вы заявили, что коллективное руководство, где отсутствует диктат одного человека, должно быть восстановлено в руководстве страной. К великому сожалению, очень короткая память у людей, и Ваш поворот в сторону демократии, в сторону Советов был воспринят, как слабость, этим воспользовались недобросовестные люди, и началась борьба за развал страны, с тем, чтобы маленькие хозяйчики обрели статус руководителей дочерних государств.

Надо помнить, что Вы твердо стояли за целостность Советского Союза, за целостность того государства, которое сформировалось на двух континентах много столетий назад. Разрушение государства никому не делает чести, мы не знаем в ближайшей обозримой истории, кто бы своими руками разваливал страну, во имя каких бы то ни было реформ. И уж, конечно, никому бы в голову не пришло разрушать страну во имя строительства воровского капитализма. Та демократия, которую Вы подарили стране, не была ни усовершенствована, ни улучшена, и честь ее создания никому не принадлежит кроме Вас.

Люди умирают, не попав в стационар. Управленцы и научные работники разобщены. Надо искать совместное решение.
Лекция «Чехов», 14-02-06

Вот, мы сталкиваемся с тем, что сегодня медицина становится настолько могучей, что это никому не снилось. И сегодня тот конфликт, который жизнь развернула между научными работниками, учеными и организаторами здравоохранения, он представляет собой, на самом деле, грандиозный конфликт общечеловеческого масштаба. К власти приходят люди, которые не нашли себя в профессии. Если он был высокоодаренный физик-теоретик, он не будет завоевывать популярность, выступая на собраниях даже в своей собственной лаборатории. Ему вообще не нужно завоевывать популярность, она у него есть. И поэтому жизнь выдающихся людей от власти отводит,  просто, в силу той дороги, которой идут в политику. В результате, политики и самые выдающиеся деятели современной культуры находятся на разных полюсах. Мир двигает вперед то, чего достигнут эти научные работники. Вот, они изобретут Интернет, и мир начнет крутиться по-новому. Или – лазер, оптоволоконную связь, и мир – другой. Они изобрели сверхзвуковой самолет, мир – другой. Но одновременно появляются люди, которые ворочают деньгами, которые покупают телевиденье, газеты, меняют психологию людей. Чтоб удержаться у власти, им надо, чтоб люди не видели убожества этих организаторов. Может быть, они, действительно, организаторы, и если доверить нобелевским лауреатам управление отраслью, может быть, они ничего бы хорошего не сделали. Впрочем, это лучше было бы попробовать. Просто, у них нет ни малейшего желания  руководить отраслью. А бедные налогоплательщики не могут догадаться их об этом попросить, хотя  стоило бы. И получается, что между теми, кто управляет обществом, и теми, кто вносит в мир новое, открывает нефтяные месторождения, часто рискуя собственной жизнью, открывает новые пути переработки нефти, делая ее столь высококачественной, что нужно только 4 литра этого топлива, чтобы проехать на автомобиле 100 км. Но вопросом, как использовать эти достижения в личных, корыстных целях, чтобы удержаться у власти, этим занимаются другие. Все равно, давным-давно открыты положения о том, что продукт отчуждается от производителя. Это ясно, это несомненно. И управленцы сотрясают воздух пустопорожними звуками типа «рыночные отношения», «вступление в ВТО». На самом деле, чаще всего за этим стоит примитивный карман – собственный.

То, что сегодня плохо, все понимают. Это объективное плохо. Люди не доживают до того возраста, до которого должны доживать. Не надо демографической статистики, но у нас умирают, не попав в стационар, огромное большинство инфарктов миокарда. Зачем мудрить, зачем нужна арифметика, это настолько примитивное безобразие, что никакие карандаш и бумага тут не при чем. Но для того, чтобы они доезжали до больницы, для того, чтобы они, приехав в больницу, получили быструю и нужную помощь, ликвидирующую этот текущий инфаркт, если они его обрывают, то больной здоров. Для этого нужно, чтобы те, кто организует поездку этой «Скорой помощи», и те, кто знает, что нужно делать, работали вместе. Сегодня трагизм положения в том, что управленцы и научные работники разобщены. Это выразилось, пусть в неосторожной,  случайной, но все-таки произнесенной фразе: «Вы мне не нужны». Это сказал министр Президиуму Академии медицинских наук.

Мы тоже виноваты, когда не находим нужных слов,  чтобы они все-таки поняли ошибочность своих построений. Мы должны им подсказать, а они не хотят слушать. Значит, плохо говорим. Значит, надо найти возможность заставить себя слушать. Мы-то знаем, что надо делать, мы не просто знаем, мы каждый день это делаем. Мы спасаем людей, но только тогда, когда они к нам попадают в руки, а когда нет, что ж можно сделать. Ничего. И это сегодняшнее противоречие между наукой и управлением, оно должно быть преодолено. И кому принадлежать должна пальма первенства в поисках союза, решения, совместной деятельности, боюсь, что научным работникам она принадлежит. Потому что среди управленцев мало людей, подготовленных к такому союзу. Они не понимают в силу своего предыдущего опыта, может быть, в силу условий их отбора наверх. Значит, мы обязаны находить пути согласия. Как это делать? Вот, есть полная уверенность, что это делать придется по огромному количеству частностей.

Блохин и социальная госпитализация
УК 13-09-05

К сожалению, социальная госпитализация, когда на крайне дорогой койке у нас в Институте  лежат больные, которым мы радикально помочь не можем, есть все время,  это неизбежно. Я не хочу употреблять разных слов, когда-то Николай Николаевич Блохин, директор и создатель Онкологического Центра, он сказал, собрал персонал и сказал:

– Рак с метастазами в Институте лежать не будет.

– Николай Николаевич, ну, а родственник?

– Не будет. Даже мой родственник не будет.

Это один подход, я хорошо знал Николая Николаевича Блохина, я его просто любил по настоящему, потому что это был серьезный деятель здравоохранения, очень серьезный. Но мы – гематологи, мы начинали свою жизнь немножко с другого конца,  когда другой госпитализации кроме социальной не было. Мы не вылечивали ни острый лейкоз, ни хронический лимфолейкоз, ни хронический миелолейкоз. Мы облегчали жизнь, и это накладывает отпечаток на нашу психологию, поэтому я не могу обрушиться сейчас на отделения, где умирают больные с заведомо некурабельными опухолями. Поступали-то они с курабельными, а потом… А куда я их из этого рая одноместных палат с персональным санузлом –  в городскую 6-местную палату с вонючим санузлом в конце коридора. Как я их так вот опрокину? Не могу. Отсюда те непонятности, хотя все слова упрека в свой адрес я могу вам заранее произнести.

– Ах, ты, сволочь такая, держишь больных, которым помочь нельзя, а за забором очередь, которым надо и можно помочь.

И поехали. Я всех этих слов нагребу вам целую тачку. Но жизнь надо воспринимать, как она есть, и не всегда ломиться ее переправлять. Я понимаю, социальная госпитализация – это грех, это неверно, и, скорее всего, это результат плохих контактов с городом, который должен обмениваться с нами, брать на себя социальную, и к нам давать перспективную. Но с городом контактов серьезных нет.

В ГНЦ сменили телефоны, мы теряем больных - к нам не могут дозвониться
УК 13-12-05

Надо написать сразу и в Московский телефонный узел, и в министерство связи письмо, что сменили телефоны, и автоответчик не извещает о смене телефонов. Мы – скоропомощное учреждение, вы можете сколько угодно в Интернете вешать объявлений, никто из персонала не может это выучить. Как всегда это было принято, они обязаны оповещать по автоответчику, вы набираете номер, а вам говорят, что вместо 2 набирайте 6.

– Мы отправили письмо в Департамент здравоохранения с просьбой оповестить все лечебный учреждения.

– Я вчера выяснял этот вопрос, после 16 числа будет автоответчик, я нашим связистам звонил по этому поводу.

А.И.:

– Вы объясняете их халтурную работу. Это их забота, мы теряем больных из-за того, что к нам не могут дозвониться. Вот и все, что я могу сказать. Кто отвечает? Как всегда, отвечает один и тот же человек – больной. Надо написать, они будут шевелиться. Извините, лет 20 назад еду в Германии, в машине, не за рулем. Играет какая-то музыка магнитофонная. Вдруг эта музыка – магнитофон, перебивается и диктор объясняет, что там-то и там-то – пробка, там-то и там-то – аварии, ищите объезды  там и там. Как они знают, где я еду, что это такое? Это было лет 20 назад. Я представляю себе, в Германии на скорой сменили телефон – президента уберут, если без предупреждения. Как это так!

Как в России уничтожили производство антибиотиков
Декадник, 2006

И я вам скажу, иногда я, действительно, вспоминаю Шаляпина, хочется иногда ударить, потому что два дня назад меня пригласили в «Аргументы и факты» на круглый стол, и я вроде бы все знаю о здравоохранении, а там  один академик рассказывает, что сделали с Институтом антибиотиков. Вторая по выпуску антибиотиков страна, была моя страна, вот эта, вторая по объему, это вторая страна, которая сделала пенициллин, сделала его Зинаида Виссарионовна Ермольева, я ее лично хорошо знал, я бывал у нее дома, и Марина ее хорошо знала. И вот эта страна, в которой работала эта потрясающая женщина, героиня «Открытой книги» Каверина, жена его родного брата Зильбера. Она сейчас в гробу переворачивается оттого, что Института антибиотиков нет, там осталось полтораста служащих, Институт кругом в долгу, он ничего не выпускает, наша промышленность не выпускает антибиотики. Как это было сделано? Это было у меня на глазах, ко мне приехали представители американского центрального банка и предложили грандиозный кредит с почти ничтожными процентами, с одной только просьбой, – купите у нас аспирин. Я говорю:

– Какая связь, аспирин и кредит?

– Нет, ну вам же нужно, у вас трудное положение.

91 год. Я говорю:

– Да, но при чем тут аспирин? Мы выпускаем аспирин, нам он не нужен.

– Нет, Вы нас неправильно поняли, Андрей Иванович, это хороший кредит, вообще, мы Вас не забудем.

Я попросил заведующую иностранным отделом министерства проводить товарищей за дверь. Но потом, шаг за шагом, выбрасывая сюда, в качестве гуманитарной помощи или крайне дешевой помощи, антибиотики, они доказали нашему покупателю, что отечественные антибиотики хуже. И все, потом они, конечно, цены взвинтили, но промышленность была ликвидирована, ликвидирована.

Бедственное положение инвалидов-колясочников в стране
УК 24-07-06 DVD

Понимаете, я вам сейчас скажу, тут есть один элемент, я терпеть не могу разговоры на таком уровне, но он неизбежен. Это национальной бедствие – ходить с кружкой на костыле, это наше. Пойдите в Третьяковку, найдете, у него деревянная нога, и он ходит, побирается, а ногу потерял на войне. Идет, бог знает, откуда. Поезжайте по нашим улицам, походите по нашим выставкам. Хорошие, здоровые мужики и бабы ходят, смотрят на картины. Пойдите в аналогичный музей за рубежом, в культурных странах – полно людей на колясках. А где наши на колясках? Дома гниют, на кой они нужны, ну их к черту, чтоб не отсвечивали. Там это культура, понимаете, если у тебя был паралич, тебе дают коляску. Вы идете по улице – ни одного перекрестка, чтобы не было спуска для коляски с тротуара, ни одного. Там дом не примут, если на коляске до лифта нельзя доехать. У нас, пожалуйста, въехал в подъезд – и 6 ступенек, 6 ступенек – все, конец, на коляске не съедешь. Там этого быть не может. В проекте дома заложено, что человек на коляске к себе домой попадет. Через лифт, не через лифт. Туалеты для колясочников. У нас они только в аэропорту, потому что перед соседями стыдно, а так, нет, конечно, какое кому дело. Это одно, а оно за собой тащит все. И культура активного выздоровления у нас в паршивом состоянии.

Почему же падают самолеты? Аварийность на дорогах.
УК 23-08-06 DVD

Иногда задают вопрос, – да, почему же падают самолеты, раньше же не падали. И каждый раз ищут молнию, ищут загоревшийся двигатель, тяжелые погодные условия. Только должен вам сказать, что некоторые самолеты не падали никогда. Был такой самолет «Каравелла» французский,  когда мне приходилось много летать, я узнавал, – никогда. «Боинг» 742 или 747, я забыл, двухэтажный, – никогда. Это понятно. Есть системная патология, понимаете, выпуск неподготовленного персонала, начинается с этого и кончается кучей всяких частностей. Дело в том, это был разговор в 91-92 году, – где мы увидим следы того безобразия, которое упало на страну. Там, где высокие технологии, и все. Первыми начнут валиться самолеты. То, что у нас творится на улицах, это за пределами обсуждения, потому что подобной аварийности я в жизни нигде в мире не видел. Но я не весь мир объездил, но нигде. В Риме нарушают правила движения, волосы дыбом встают – на красный свет, по тротуару, все так, но никогда не было аварийности высокой. Потому что там одно действовало правило, пешеход и пострадавший всегда прав, даже, если он прыгнул под автомобиль, отвечает шофер, ему отвинтят башку. У нас – наоборот.

Мы не говорим, - лечение проводилось по Баркагану
УК 08-06-07 DVD

Я вот представляю себе, американец бы какой-нибудь предложил лечение плазмой вот этих кровотечений, это все бы называлось так – Хельцер, хорошо, Диттер Хельцер, мой друг, чудный мужик, но это бы говорилось так. А лечение проводилось по Баркагану, в результате получили то-то – нет, какой дурак в России собственного автора поднимет на щит. Обложить можно, сказать, что он спер где-то можно, но сказать, что он хорошо работал нельзя, невозможно.

Любые достижения в своей стране принимаются со злобой
УК 17-10-07 DVD

Я 20 лет отправлял в космос наших ребят, я был в комиссии, всех их отправлял, я эту работу знаю. Вчера я читал Батурина, бывшего советника президента, где он описывает первый спутник, выпущенный в космос, он пишет, что, мол, американцы ничуть от нас не отставали, просто они обсуждали чисто законодательные проблемы, можно ли летать над чужой территорией, и поэтому задержали свой полет. На самом деле, все это ложь от начала до конца, американцы из Пенеимюнде, где работал Вернер фон Браун, которого Гитлер сажал в тюрьму, как Сталин нашего Королева, они всю лабораторию, где работал Вернер фон Браун вывезли в Америку. Что получил Королев в Пенемюнде, когда наши туда пришли, ерунду, осколки этих «Фау». Неужели вы думаете, что можно было на этих осколках обогнать Америку. Нельзя, ее обогнали, потому что «Катюши» у нас были до войны, а в Америке их не было, и в Германии не было. Вот, почему мы вырвались вперед. Надо знать, какая бешеная гонка началась за космос, когда наш спутник облетел планету. Но не могли они послать своего космонавта раньше Гагарина, не могли. И до сих пор, какая станция работает – наша. Это не так просто спереть, хотя они работают на этой станции, взял, да и украл. Я это рассказываю к тому, что мы вырвались по некоторым вопросам, вот, по диффузной В-крупноклеточной лимфосаркоме. Надо видеть, с какой злобой принимаются любые достижения в своей стране, ненавидят.  ДВС-синдром, описан он здесь, ненавидят, никогда нигде вы не встретите, что первыми сделали эту работу здесь. Вам набрешут всякой ерунды, вот, так же, как Батурин наплел, что американцы потому отстали, что занимались законодательством. Это плохо, я не страдаю квасным патриотизмом, абсолютно не страдаю, но давить своих, просто это ужасно, ужасно.

Преступный капитализм, который мы строим
Интервью, 10-04-07

Этот бредовый, идиотский, это очень мягко сказано, преступный капитализм, который мы строим, он на потеху всему миру. Но мы же уничтожаем свой народ, неужели не видно?   Для того чтобы добывать нефть для Европы, нас должно быть 50-60 миллионов, а нас 150. Кому это нужно? Не нужно. Это сформулировано не нашими политиками, но выполняется нашими администраторами. Сформулировала это первая Маргарет Тэтчер, совершенно официально, и это подчеркивалось неоднократно. И в теперешних публикациях нам объясняют, что сибирские запасы, это совсем не обязательно ваши, они носят международный характер.

Транспортировка крови – это особая статья. Мы занимались созданием транспортных моделей, специальные были морозильники для плазмы, для эритроцитов, это целая индустрия, но ее же уничтожили. Вся медицинская промышленность лежит, ее нет. Мы уничтожили свою фармацевтическую промышленность, теперь нас можно брать голыми руками.

У медицинского учреждения нет денег на колониестимулирующий фактор. Позор.
УК 26-11-07 DVD

Я тут прочитал в одной газете, полстраницы посвящено тому, что больному нужен противоопухолевый препарат, судя по всему колониестимулирующий фактор, газета обращается к гражданам моей страны с просьбой собрать деньги на колониестимулирующий фактор. Я вас только прошу помнить, что подобного позора у нас с вами не было никогда, никогда. Учреждение располагается внутри кольцевой шоссейной дороги.

Современная медицина и частные клиники несовместны
УК 30-07-07 DVD

Я вам могу сказать, когда работали вполне нормальные интеллигентные люди,  когда мы имели человеческие, а не рыночные отношения, тогда вообще не было проблем обмена тромбоцитами между учреждениями. У меня не хватило тромбоцитов, боткинцы мне подкидывали, а в другом случае, я им подкидывал. Но когда вы переходите на рыночные отношения, тогда начинаются вот эти дрязги. Это неуместно. Я выяснил, год назад или полгода назад норвежское правительство выкупило последнюю частную клинику. Потому что современная медицина и частные клиники несовместны. Нельзя сегодня грамотно работать в частной клинике. Я их хорошо знаю, они существуют постольку, поскольку мы есть, и когда у них пожар, они перекидывают больных к нам. Я, конечно, могу встать в такую же позу клинического идиота и сказать, пока не заплатите, не переведу. Но больной помрет, конечно, вопросов нет. Внедрение денежных отношения, оно везде, во всем ставит нас в положение убийц.

Письмо 10 академиков по поводу попыток клирикализации среднего образования
УК 20-02-08 DVD

Было написано письмо 10 академиков по поводу попыток  клирикализации среднего образования. Дело не стоит выеденного яйца, потому что если капельку задуматься, то кроме того, чтобы столкнуть между собой народы внутри этой несчастной страны, никакой другой задачи не было. Попы опупели, когда они потребовали «Закон божий» в школе. Я им объяснял лично, – вы хотите влезть во власть, это было при Иване IV – казнил, это было при Алексее Михайловиче – казнил, это было при Петре Великом – разогнал патриаршество. Что вы хотите? Ведь православных грубое меньшинство в стране. Вы хотите православных выставить, как преобладающую религию? Вам будет конец, верующие переживут, но вас-то всех поубивают к чертовой матери. Начинается какое-то словоблудие. Оказывается, 23 Академии наук мира включились в этот процесс, весь мир занят тем, чтобы не пускать попов в школу. И они написали специальное решение, постановление, что ребята, думайте, 21 век на дворе.

На ТВ – против преподавания Закона божьего в школах. Об уровне преподавания.
После УК 10-08-07 DVD

Я больше на телевиденье  выступать не буду. Потому что вы попадаете в капкан, вы говорите, они записывают, а потом идет компоновка, и вы там статист. Мне показывают, вроде бы я молчал, но это их планировка. Далее меня позвали – прямой эфир, прямой эфир это серьезная вещь, я полновесно говорю все, что я думаю. Передачи нет. Мне объясняют, – прямой эфир был, он обычно пускается на Дальний Восток, и они свое слово сдержали. Понимаете, я говорю в 6 часов, во Владивостоке в это время 12, и они это пустили, они сдержали свое слово, это прямой эфир. После этого они берут эту ленту, режут ее и выпускают по московскому телевиденью уже в своей редакции, в которой меня уже и нет, морда есть, плешь есть, я говорю какие-то невразумительные слова, а передача пустая.

Для меня совершенно было убийственным выступление Президента академии педагогических наук. Он начинает с того, что он глубоко верующий человек, И дальше он начинает нести о том, что любой педагог вправе преподавать ровно столько, сколько считает нужным, и того, чего считает нужным. Поп говорит, что ему органическая химия не нужна, и гораздо важнее было бы проходить Закон божий. После этого можно закрывать пресс-конференцию, а он поддерживает, что, действительно, по Болонской системе, и понеслись. Я им говорю, что у нас было лучшее образование в мире, мне, выпускнику московской школы, было довольно трудно общаться с зарубежными коллегами по вопросам непрофессиональным. Их культурный уровень резко уступает культурному уровню выпускника советской школы. Все это из передачи  выбрасывается, а остается,  что раз мы подписали Болонскую конвенцию, надо ее выполнять. Какая конвенция, кому она нужна, какое это имеет отношение к подрастающему поколению. Это МИД пускай волнуется по своим конвенциям. Вы же здесь идеологи, но это все не нужно. Я, действительно, говорил, –   пора кончать, что вы теребите нацию глупыми разговорами. Мы с попами не ругаемся, в том, что нужно бороться с проституцией, мы с ними единодушны. Но я им сказал, это в прямой передаче, – вы подумайте, мы являемся наследниками самой жестокой, пыточной тюрьмы Николая I, и она живет до сих пор. Давайте вместе уничтожать. Я этим лично занимался, серьезно занимался, и закон провел. Его потом обошли, не полностью, но обошли. Вот попам где место.

В защиту русского языка
УК 07-08-08 DVD

Большое тебе спасибо, но ты люби Россию, а то будешь говорить на языке, сейчас есть непотребный язык – бренды, пиар. Это очень интересное слово, этот старый дурак Пушкин, не доживший до нормальных лет, не знал этого языка.

Карагюлян:

– Андрей Иванович, а конференц-зал, это уже русское слово, как быть?

А.И.:

– Товарищ Карагюлян, я ведь могу ответить, но не надо. И я вам скажу, я ведь не случайно к этому обратился, не случайно, пиар ненужное слово, и это старый разговор лингвистов, типа Пушкина, типа Льва Николаевича Толстого и Алексея Максимовича Горького. Горький говорил, – есть областной жаргон, не надо его, язык забирает те слова, которые нужны. А написать на вывеске русское слово латинскими буквами – это диверсия. И диверсия не случайная, и я об этом говорю с такой злостью не случайно, потому что я на днях прочитал в одной газете, которую кто-то любит, вредная газета. Они пишут о том, что все-таки Кенигсберг ведь не Калининград, при чем тут Калинин, все равно ведь придется отдавать. А не хотите ли раздать вообще эту страну? Сибирь. Нам же Кандализа Райс сказала, что это не совсем морально, что одна страна располагает такими богатствами, при таком использовании. Разве это не логично? Конечно. А зачем Арарат на гербе Армении? Зачем это нужно. Правильно, турки сделали то, что надо, и надо это повторить здесь, хватит с вас Московской губернии, ничего особенного. А чтобы приучить вас к этому, надо убрать русский язык, память отшибить. И, глядишь, все согласятся, и газета хорошая, правильная, вот, Кениг теперь говорят вместо Калининград. Шутковать так я не люблю. Между нами есть большая разница, мне было 12 лет, когда началась война. Началась от слов, от болтовни – 50 миллионов, как отдать. Поэтому, как угодно, но я не шучу, в эти игры не играю, пока жив, не позволю.