Академик А. И. Воробьев

Пресса

Интервью с А.И.Воробьевым

В середине ноября 2005 года в Москве прошла Всероссийская научно-практическая конференция, посвященная проблемам гематологии и трансфузиологии. Наш корреспондент беседовал о путях развития здравоохранения и службы крови с одним из основоположников современной отечественной трансфузиологии академиком Андреем Ивановичем ВОРОБЬЕВЫМ.

 


Академик Российской академии наук, академик Российской академии медицинских наук, лауреат Государственной премии, Андрей Иванович Воробьёв более десяти лет - председатель Московского городского научного общества терапевтов, а в последние годы - главный терапевт медицинского управления Администрации президента РФ. Он возглавляет межведомственный научный совет "гематология и трансфузиология", является главным редактором одноимённого журнала, а также членом редколлегий журналов "Терапевтический архив" и "Проблемы гематологии и переливания крови".


- Охрана здоровья россиян, народу с развитием аграрного сектора, образования и жилищного строительства, провозглашена одним из приоритетных направлении государственной политики. В чем, на ваш взгляд, должны заключаться первые шаги государства в этом направлении?

- Государству необходимо определиться в главном. Не может Минздрав не поставить перед собой генеральную задачу - остановить вымирание нации. Это вопрос принципиальный. Или мы позволим России вымирать (а сегодня она теряет около 1 миллиона человек в год), или приложим все усилия, весь наш интеллект, чтобы остановить этот процесс. Смертность в нашей стране неоправданно высока, но эта проблема не может быть решена в общем виде. Как известно, она определяется тремя группами причин: тромбозами, которые чаще всего объединяются общим понятием "сердечно-сосудистые заболевания", опухолевыми заболеваниями и травматизмом. Везде есть громадные резервы для исправления. Мы располагаем молекулярной характеристикой повышенной тромбогенности и можем бороться с ее последствиями. Здесь важную роль играет профилактика, а точнее, выявление у людей предрасположенности к тромбозам. Также мы располагаем необыкновенными возможностями в лечении опухолей, при условии ранней диагностики. Это не общие слова в медицине, а абсолютно научные понятия, так как опухоль в своем развитии претерпевает качественные изменения. Ее молекулярно-хромосомный субстрат становится другим по мере прогрессирования. Она с каждой новой стадией требует принципиально другой, гораздо более тяжелой терапии. У нас появились не снившиеся никогда способы лечения, которые надо активно использовать.

- Внедрение в повседневную практику программ профилактики и ранней диагностики, тем более по всей стране - дело не одного дня. Можно ли уверенно рассчитывать на ожидаемый эффект?

- Можно. Если даже мы уберем из обихода страшный канцероген - табак, мы получим колоссальный экономический и медицинский эффект. Что нам мешает запретить рекламу табачных изделий? То, что происходит сейчас - преступление. Нигде в мире я ничего подобного не видел. Рекламодатели являются убийцами своего народа, я не могу придумать им другого названия. Мало ли что человек курит "добровольно"! Мы не должны его к этому призывать! Рак легкого практически на сто процентов - табачный рак, главный рак мужчин. Рак желудка, в основном, табачный. У нас есть механизмы первичной профилактики, которые мы не используем или используем недостаточно.

- Понимают ли это те, от кого зависит развитие системы охраны здоровья и службы крови, в частности?

- На днях в Минздраве состоялась встреча участников нашей конференции с министром здравоохранения и социального развития Михаилом Зурабовым. Был достаточно жесткий разговор, мы обменялись суждениями по поводу ответственности чиновников и врачей за происходящие процессы. Считаю, что разговор получился конструктивным. Он не должен был сразу привести к единодушным решениям - так бывает только в обществе бездельников. Зурабов считает деньги, мы считаем болезни. Надо находить согласие. Ясно, что никакой трагедии с донорством нет, она придумана нами и нами же должна быть разработана программа развития. Нужно ли у нас рассчитывать на бесплатное донорство, по примеру Америки, Англии, Германии? Не нужно. Вообще, надо прекратить эти отсылки к Западу. Мы не папуасы, мы первыми в мире открыли институт переливания крови. У нас была лучшая система переливания крови. Чему я могу выучиться там, за границей? Да, читать надо, учиться надо. Но не забывайте, что немцы во время войны пользовались прямым переливанием крови, о котором мы к началу войны уже забыли. И что мне отсылки к тому, что, дескать, в Америке доноры бесплатные, а у вас платные? Да, но в Америке нет врачей, которые получают вдвое меньше прожиточного минимума. Давайте не отсылать друг друга в тупики и во всем подражать Западу. У нас разные традиции, разное народонаселение, разная его рассредоточенность. Бессмысленно что-то копировать. Надо отладить донорское дело, забыть о бесплатности - сегодня об этом и речи быть не может. Надо прекратить глупые разговоры о всякой "сознательности". Когда случился Беслан, мы в институте принимали по 300-400 добровольных доноров в день. Никто не просил денег. Но сегодня надо донорам платить, потому что они, в большинстве своем, имеют очень низкий доход. И не надо этого стесняться.

- Войдет ли развитие службы крови в национальный проект охраны здоровья?

- Министр сказал, что служба крови была, есть и останется государственной. Тем самым он признал, что министерство будет ее финансировать. Что касается стандартов работы, оснащенности -это должны предлагать мы, специалисты. Я уверен, что на мой приход министр не выложит на стол миллиарды. Он потребует доказательств, поэлементного обоснования. И мы готовы это сделать, но только при одном условии - нам надо выгнать из своей среды трепачей, которые подвизаются на ниве общих слов, сами не могут лечить больных, ставить диагнозы и потрясают нас американскими достижениями.

- Удовлетворены ли вы ролью медицинской общественности в принятии решений в сфере здравоохранения?

- Нет, не удовлетворен. Я не вижу этой медицинской общественности, ее требований. У нас общественного лица медицины не сформировалось, к сожалению. А формировать надо, тем более, что представительная власть, в том числе Госдума, ведет себя, мягко говоря, скромно в вопросах развития здравоохранения. Возможно, мы придем к настоящему представительству интересов профессионального сообщества на разных уровнях власти. Тогда многие проблемы решать станет гораздо проще.

 

 

И.Дмитрачков

Врачебная газета в Оренбуржье, №10-11 2005г.

http://rmaoren.ucoz.ru/publ/1-1-0-1